«КОД КИРИЛЛА» И «АЛФАВИТ РЕВОЛЮЦИИ» - 24 Июня 2013 - Усть-Илимск Оnline
 
Меню сайта
Форма входа
Логин:
Пароль:
Поиск по сайту
Главная » 2013 » Июнь » 24 » «КОД КИРИЛЛА» И «АЛФАВИТ РЕВОЛЮЦИИ»

18:49
«КОД КИРИЛЛА» И «АЛФАВИТ РЕВОЛЮЦИИ»
В очередной раз агитпроп РФ, беззастенчиво обслуживающий интересы интеллектуальной серости облепившей Кремль изнутри и снаружи от Москвы до самых до окраин, преподнес дорогим россиянам лживое телешоу. Электронная версия «ВАШЕЙ ГАЗЕТЫ» позволяет знакомить читателей и с объемными выступлениями людей, которые готовы высказать свое компетентное мнение по любому вопросу, в том числе и о лживой стряпне на телевидении.
Спасибо В.М.Алпатову за хорошую, умную статью по истории русского языка. Как всегда, точку в споре ученых о путях развития русского языка поставил И.В.Сталин. Он выбрал самое верное направление развития русского языка на основе кириллицы, чем обеспечил широкое распространение русского языка во всем мире. Не было ничего крамольного в действиях большевиков в первые годы после революции, искавших пути, как обеспечить всеобщую грамотность всех народов России. У современных либеральных идеологов любые споры, разные предложения в руководстве советской страны или среди ученых вызывают желание только поиграть на этих противоречиях с тем, чтобы в очередной раз унизить большевиков и привить населению к ним ненависть.
Пока удается, потому что нынешняя система образования плодит миллионы малограмотных и даже совсем безграмотных людей. Хорошо показано в статье, как готовятся и проводятся телепередачи на общественно-политические, литературные и другие темы – та же фальсификация, подделка, извращение сути вопроса с одной целью – опорочить, оклеветать советскую власть на всех уровнях ее развития. Что ж, для нас это не ново. Только один вопрос – сколько же можно глумиться над советской властью? Тогда нечего обижаться, что мы, советские люди, считаем вас пятой колонной в нашем государстве.
Гарольд СУКАЛЕНКО


Дорогие товарищи!
Не могу не выразить свое мнение о телевизионной передаче компании ВГТРК «Код Кирилла», дважды показанной 24 мая, сначала по каналу «Россия-1», затем по каналу «Россия-2». В передаче участвовал и я, но при монтаже программы мне приписали прямо противоположное тому, что я говорил.
Компания пригласила меня и еще ряд специалистов – лингвистов и историков – на запись для программы, посвященной Дню славянской письменности и культуры. Безусловно, этот праздник должен быть отмечен на телевидении, поэтому я согласился на участие. Меня попросили рассказать о проекте перевода русского языка на латинскую письменность, который выдвигался в 1930 г., но не был осуществлен. Я говорил более десяти минут и конечно понимал, что мою речь сократят. Но то, что появилось на экране, превзошло любые ожидания. От выступления остались три фразы, выдернутые из контекста и вставленные в разные места передачи. В том числе из основной части выступления, непосредственно посвященной истории проекта, осталась одна фраза о том, что, по воспоминаниям А.В. Луначарского, В.И. Ленин как-то в первые годы после революции говорил, что нужно бы перевести русский язык на латинский алфавит, но не сейчас, а «в более спокойное время, когда мы окрепнем». Аналогичным образом были препарированы и другие выступления специалистов. Большую часть передачи звучал закадровый текст ведущего, суть которого сводилась к тому, что существует некий «код Кирилла», связанный с кириллической письменностью, составляющий суть России как «третьего Рима» и вызывающий ненависть «псов-рыцарей» (показывали соответствующие кадры из фильма «Александр Невский»), папства и прочей иностранной нечисти. В этот ряд были поставлены и большевики, желавшие уничтожить русскую цивилизацию, в том числе кириллицу. После воспоминаний Луначарского было зловеще сказано, что, наконец, большевики окрепли и попытались реализовать свой зловещий план. Не было сказано ни о том, когда был выдвинут проект, ни о том, кто его разрабатывал. Из моего выступления ведущим было еще использовано упоминание, что проект имел три варианта. На экране было в трех вариантах написано то, как бы выглядел русский язык в случае удачи проекта, однако авторы передачи не знали, чем варианты различались, и два варианта из трех были фантастическими. Потом вскользь было сказано, что русский язык остался при кириллице, но опять-таки ни слова о том, почему проект не прошел.
Поскольку далеко не все читатели знают, как события 1930 года происходили на самом деле, а передачи вроде «Кода Кирилла» дают о них самое превратное представление, хочу рассказать о том, что не было включено в передачу.
После Октябрьской революции впервые в мировой истории в Советской России, а затем в СССР была поставлена задача развить все языки страны, включая самые малые, дав возможность каждому гражданину независимо от национальной принадлежности свободно пользоваться родным языком и овладеть с его помощью высотами мировой культуры. Однако для такого развития необходима была должная подготовка: среди языков народов СССР не менее половины тогда были бесписьменными, необходимо было для этих языков разработать языковую норму и создать письменность. Развернулась широкомасштабная работа, получившая название языкового строительства. Она была совершенно необходимой, хотя в ее ходе допускались и немалые ошибки.
В 1925–1937 гг. в Баку, затем в Москве существовал Всесоюзный центральный комитет нового алфавита (ВЦКНА), ставший центром деятельности по языковому строительству. Комитет возглавляли видные азербайджанские коммунисты С.А. Агамали оглы, а после его смерти Г.М. Мусабеков; конструированием алфавитов непосредственно занималась входившая в состав комитета Технографическая комиссия во главе с видным ученым мирового уровня Николаем Феофановичем Яковлевым (1892–1974). Этот человек, русский дворянин по происхождению, был предан революционным идеям, в прошлом участвовал в Октябрьской революции в Москве, а к этому времени стал «красным профессором».
Одной из проблем, стоявших перед комитетом, был выбор системы письма. Новые алфавиты начали создаваться не только для бесписьменных языков, но и для языков, уже имевших письменность, но такую, какая в советских условиях была неприемлема. Для татарского, казахского, узбекского и ряда других языков это было арабское письмо, для калмыцкого и бурятского языков старое монгольское. Однако в те годы не пользовалась популярностью и кириллица, ассоциировавшаяся с национальным угнетением царского времени. Другой наш крупнейший лингвист тех лет, коммунист, также активный участник языкового строительства Евгений Дмитриевич Поливанов писал в 1923 г.: «Эпоха – недоброй памяти – русского колонизаторства оставила такую ненависть в турецких (тюркских. – В.А.) народах (сужу по туркестанским) к русификации и ее орудию – миссионерским русским транскрипциям, – что само напоминание о русском шрифте – болезненно, как тревожащее недавние раны от национального гнета; и потому попытки отстаивать (для каких-либо теоретических соображений) возможность пользоваться русской транскрипцией отнюдь нельзя рекомендовать. На II съезде узбекских работников просвещения, который главное внимание уделял вопросу узбекской графики, ни одного голоса не было слышно в пользу русского шрифта». С общественными настроениями надо было считаться.
Оставался латинский алфавит, который тогда часто называли «алфавитом революции». Это был единственный алфавит, не имевший тогда ассоциаций ни с одним конкретным языком (привычка связывать его с английским языком появится позже), он был политически наиболее нейтрален. А тогда многие еще ждали мировой революции, и актуальной казалась проблема единого мирового алфавита, которым реально мог быть только латинский. Особенно активно об этом заявлял академик Н.Я. Марр, идеи которого впоследствии разгромит И.В. Сталин. Был и еще дополнительный аргумент, который тогда часто вспоминали: в те годы от арабского алфавита к латинскому перешли и в Турции при Кемале Ататюрке, где шла интенсивная европеизация культуры.
В результате в 20-е гг. и в первой половине 30-х гг. велась очень активная работа по созданию новых алфавитов исключительно на латинской основе. Большая их часть конструировалась Технографической комиссией ВЦКНА (для языков народов Севера существовал отдельный центр в Ленинграде). Всего к середине 1930-х гг. был создан 71 такой алфавит (по другим данным, 68 алфавитов) для народов численностью более 25 млн человек.
Среди этих языков, однако, не было русского, украинского и белорусского (а также некоторых других языков, уже имевших письменность, в том числе грузинского и армянского, всегда сохранявших свои древние алфавиты). Никаких официальных решений об изменении письменности для всех этих языков никогда не принималось. Однако Н.Ф. Яковлев и его сотрудники, увлеченные своей успешной работой и надеявшиеся на скорую мировую революцию, решили «исправить положение». Никакого задания сверху, о котором объявляет ВГТРК, не существовало; это была инициатива группы энтузиастов, в 1929–1930 гг. еще живших представлениями начала 20-х годов. Однако им удалось добиться поддержки наркома просвещения А.В. Луначарского (к тому времени последнего остававшегося на своем месте члена первого советского правительства).
В ноябре 1929 г. при Главнауке Наркомпроса была образована специальная подкомиссия по латинизации русского письма во главе с Яковлевым. Ее создание стало одним из последних мероприятий А.В. Луначарского в качестве наркома: в том же месяце он был снят. Подкомиссия тем не менее продолжала работу и в январе следующего года представила свой результат – три варианта русской латиницы (мало отличавшихся друг от друга).
Предваряя публикацию проекта в издании ВЦКНА, Н.Ф. Яковлев писал: «Территория русского алфавита представляет собою в настоящее время род клина, забитого между странами, где принят латинский алфавит Октябрьской революции, и странами Западной Европы, где мы имеем национально-буржуазные алфавиты на той же основе. Таким образом, на этапе строительства социализма существующий в СССР русский алфавит представляет собой безусловный анахронизм, – род графического барьера, разобщающий наиболее численную группу народов Союза как от революционного Востока, так и от трудовых масс и пролетариата Запада».
В целом проект, если его оценивать с чисто научной стороны, был совсем не плох: его составители во главе с Яковлевым были серьезными специалистами с большим опытом составления алфавитов (в отличие, например, от полного дилетанта Н.Я. Марра). Латиница Яковлева лучше тех способов записи русских слов латинскими буквами, которые сейчас используются, например, в интернете, более ориентированных на звукопредставления носителей английского, а не русского языка.
Но политически и культурно проект был неприемлем. Трудно сказать, что было бы, если бы о нем шла речь сразу после революции, когда шла ломка всего. Но тогда ограничились лишь введением разработанной еще до революции реформы русской орфографии. А в 1930 г. проект был не ко времени. Новый общественный строй к 1930 г. уже сложился, а в такой обстановке ломать сложившиеся представления и привычки, а в данном случае и мощную культурную традицию, бывает трудно. Как отмечали сотрудники ВЦКНА, «когда меняется алфавит, огромное количество населения на определенное время становится неграмотным». Но еще существеннее была политическая составляющая. Курс на построение социализма в одной стране, окончательно взятый в 1925 г., отказ от идеи скорой мировой революции, разгром троцкизма вели в стране к повышению роли русского языка и его атрибутов, главнейшим из которых была кириллица.
Н.Ф. Яковлев и его сотрудники (как и А.В. Луначарский) не были троцкистами, но жили еще старыми представлениями. Бывший нарком стал единственным, кто публично поддержал проект, выступив со статьей в «Красной газете» (Ленинград). Именно там он вспоминал о своих разговорах с Владимиром Ильичом (нигде более это высказывание Ленина не зафиксировано). Иначе на это смотрел И.В. Сталин.
Новое руководство Наркомпроса передало вопрос на рассмотрение Политбюро. 1 марта 1930 г. под председательством Сталина было принято постановление, о котором долго ничего не было известно, оно лишь недавно было опубликовано в дополнительном томе собрания сочинений Сталина (Сталин И.В. Сочинения. Т. 17. М.: Научно-консультативный совет ЦК, 1997. С. 510–511). Постановление прекращало любую дальнейшую деятельность по реализации проекта и по латинизации русского языка вообще.
А курс на построение социализма в одной стране и укрепление государства требовали общей смены курса в языковой политике. Начался перевод на кириллицу и тех языков, где перед этим была введена латинская письменность. С 1 июня 1935 г. он начался для языков народов Севера, в том же году было принято решение о переводе на кириллицу сразу двух языков Северного Кавказа: кабардинского и балкарского. Наконец в 1937 и 1938 гг. (для разных языков с разницей в несколько месяцев) везде, где тогда в СССР существовала латиница, было объявлено о начале перехода на кириллицу. В нем участвовали и многие авторы латинских алфавитов, включая Н.Ф. Яковлева. Латинская письменность в СССР осталась лишь в связи с присоединением Прибалтики в 1940 г. и с поднятием в том же году после советско-финской войны официального статуса финского языка (все эти языки имели латинский алфавит и раньше). Впрочем, латинский алфавит меняли не только на кириллицу: абхазский и осетинский языки Южной Осетии в 1938 г. перевели на грузинское письмо (заменено кириллицей в 1954 г.). Официально о завершении перехода на кириллицу объявили в июне 1941 г., менее чем за две недели до начала войны.
Обо всем этом не сказано в передаче ВГТРК. Весь советский период нашей истории упомянут лишь в связи с тем, что большевики покушались на «код Кирилла». Правда, при словах о том, что латинизация русского языка не состоялась, на экране промелькнул Сталин, но назвать «страшное» имя, и тем более рассказать о его неприятии латинизации русского языка, не решились. Зато подчеркнуто, что сейчас (то есть то ли после 1991 г., то ли после 2000 г.) «код Кирилла» успешно распространяется и создаются новые алфавиты на основе кириллицы. Такая работа действительно ведется, и ей надо отдать должное; некоторые ее участники показаны в программе. Но из контекста передачи следует, что такая деятельность возобновилась «после большевиков», что неверно. Приводятся два примера с корякским (север Камчатки) и арчинским (Дагестан) языками, хотя ситуация с ними разная. Корякский алфавит на кириллице (заменившей первоначальный латинский) существует с 1936 г., сейчас речь идет не об этом, а о переводе на этот язык Евангелия. Арчинский язык действительно до недавнего времени оставался бесписьменным, но не из-за какого-то злого умысла, а из-за очень малого числа носителей; теперь же решили дать письменность и арчинцам. Но это не значит, что они раньше не знали кириллицы: с советского времени их учили в школе более крупному аварскому языку, использующему этот алфавит с 1938 г. Если говорить о «коде Кирилла», то его всем этим народам принесла Советская власть, что замалчивается в передаче.
Конечно, подвиг Кирилла и Мефодия велик. Но нельзя и выбрасывать из истории то, что было сделано в советское время, и искажать наше прошлое.

В.М. АЛПАТОВ, доктор филологических наук, профессор, член-корреспондент РАН
Подробности и иллюстрации смотрите здесь:
www.vashagazeta.org

html-cсылка на публикацию
BB-cсылка на публикацию
Прямая ссылка на публикацию

Схожие материалы:

Категория: Городские новости | Просмотров: 703 | Добавил: Геннадий
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Герб Усть-Илима
Герб Усть-Илимска
Подразделы
Городские новости
Новости спорта
Новости сайта
Много интересного
Нарочно не придумаешь
Гламурные истории
Разное
Улыбнись!
Наша статистика

Rambler's Top100

Сейчас на сайте: 2
Гостей: 2
Пользователей: 0

 
Made by strazh © 2007-2016 г.Усть-Илимск Используются технологии uCoz